Меню
интервью · сочи
Surfer Raincoats
Как пережить субтропическую зиму, путешествовать десять месяцев в году и придумать дождевик, который будут хотеть все? Отправляемся за ответами в Сочи к основателям Surfer Raincoats Рудику Гуревичу и Карине Адабашьян
Текст: Эльмира Минкина · Фотографии: Дарья Сухих · 5 июня 2019
Если бы вам пришлось рассказывать о проекте человеку, который ничего о нём не слышал, как бы вы его описали?
Рудик: Мы делаем непромокаемые плащи из мембранной ткани. Качественные и удобные настолько, что в них мгновенно влюбляются.

Карина: Surfer Raincoats — это самый крутой плащ-дождевик, который способен выдержать несколько часов ливня, защитить от сильного ветра и быть одинаково незаменимым для города и путешествий.
Расскажите о команде. Сколько вас и кто за что отвечает?
Рудик: Нас двое. Я и моя девушка Карина. Я занимаюсь всеми вопросами производства и дизайна. Карина развивает блог о путешествиях SURF.LOVE.FREEDOM и ведёт инстаграм. Мы сами делаем большинство съёмок: я фотографирую, а Карина выступает в роли модели.

Карина: Мне кажется, что без моего участия не выбрался ни один цвет, ни размер кнопок, ни новый шрифт на коробке. Рудик — генератор, а я — его правая рука. Ключевые решения принимает именно он: например, выбор мембранной ткани и технологии производства — его заслуга. Я решаю организационные задачи, связанные с визуалом и маркетингом. Ещё я отвечаю за блог на сайте surferraincoats.com, где мы рассказываем о путешествиях и сёрфинге с нашими амбассадорами и поклонниками бренда.
И всё-таки, за кем последнее слово?
Карина: Принимаем решение о новых моделях и дизайне вместе, нам очень повезло, что видение совпадает, а в некоторых вопросах мы можем полностью довериться друг другу.
А кто ещё с вами?
Карина: Конечно, у нас есть технолог, конструктор, производитель ткани — всё это узконаправленные специалисты. Раньше у нас был управляющий производством, который показал много секретных поставщиков, рассказал о тонкостях технологий и помог разобраться во всей кухне на первоначальном этапе.
Почему вообще дождевики и откуда название Surfer Raincoats?
Карина: Сначала мы назывались Volna, искали что-то простое, но варианты Apple, The doors и OMEGA были уже заняты. Потом появилась идея стать Surfer. Сёрфинг — это не спорт, а, скорее, религия расслабленности, свободы, стихии и фана. Нам это близко.

Рудик: В уже далёком 2012 году я переехал из Екатеринбурга в Сочи. Там со мной случилась субтропическая зима: до этого я и подумать не мог, что дождь может идти неделю без остановки и это вообще становится каким-то перманентным состоянием. К К следующей зиме я решил подготовиться, но так и не нашёл плаща, который понравился бы мне на 100 %: одни были короткими, другие слишком узкими, третьи из ПВХ, в таких очень душно. На этом, собственно, всё и закончилось, но идея о первоклассной защите от дождя продолжала жить в моём сознании. Осенью 2016-го я закончил работу сразу в нескольких проектах, и у меня появилось достаточно свободного времени для чего-то нового. Приближалась зима, и я подумал, что было бы круто наконец заиметь тот самый плащ. Вновь наступать на грабли поиска я не стал, а отправился прямиком в ателье. Ничего не предвещало беды…
И появился дождевик?
Рудик: За три месяца бесконечных правок и кучи оставленных в этом самом ателье денег я обзавёлся каким-никаким, но достаточно удобным чёрным плащом из какой-то непромокаемой ткани. Зима в Сочи случилась без нас, а с нами случился Вьетнам. В плаще было дико жарко. К тому же стало понятно, что ткань и швы не такие уж непромокаемые.
И тогда появилась мембранная ткань?
Рудик: Да, и, так же как проклейка швов, для России это была диковинка. Какие-то остатки были в стоках, но я искал надёжного поставщика и небольшое производство. К марту 2017 года у меня появился первый плащ, который действительно не промокал и не убивал духотой. На всё про всё ушёл год.

Карина: Помню, когда мы разработали первые дождевики, мы отправились в Будапешт. Я почему-то поленилась взять свой, а Рудик взял. И почти каждый день шёл дождь… В тот момент я осознала, что эта вещь может действительно спасти наши планы.

Рудик: Да и в Сочи та весна выдалась дождливой. Я носил плащ практически не снимая несколько недель. И пара друзей на Facebook попросила сшить им такой же.

«
Сёрфинг — это не спорт, а, скорее, религия расслабленности, свободы, стихии и фана. Нам это близко

»
Сколько лет самому первому вашему дождевику? Что вы пережили вместе?
Рудик: Первому «правильному» чуть больше двух лет, и, помимо своего прямого предназначения, он выступал в качестве покрывала для пикника, пледа и даже вязанки для вещей.

Карина: Своим по-настоящему первым я считаю плащ цвета хаки. В его биографии были и холодные ветра Москвы, и шумные азиатские ливни, так же как парадные выходы с эффектными босоножками и богемными серёжками.
Вы из Екатеринбурга, но живёте в Сочи, как так вышло?
Рудик: В 2012-м меня позвали в Москву на работу. Я собрал какие-то вещи, положил их в машину и поехал в столицу. Но уже через несколько дней оказался в Сочи благодаря другу, который поехал туда «на разведку». Через несколько месяцев просто забрал остатки вещей из Екатеринбурга — и всё. А ещё через полгода переехала Карина.
А чем нравится?
Карина: После серого Екатеринбурга с пробками, пылью и прочими «болячками» индустриальных городов Сочи стал некой реабилитацией. Здесь замечаешь жизнь в первозданном виде: природа, воздух, запахи цветущих деревьев, моря, извилистые улочки, общение с друзьями. Теперь мы редко бываем дома, всё больше в Москве или за границей, но возвращаться и перезагружаться в Сочи всегда приятно.

Рудик: Несмотря на дождливую зиму и жаркий август, в Сочи комфортный климат. Погода меняется постепенно: ты понемногу добавляешь слои одежды к зиме и раздеваешься к лету. Здесь нет резких перепадов температуры, а зимой бывает солнечно и +23.

«
Почти каждый день шёл дождь… В тот момент я осознала, что дождевик может действительно спасти наши планы

»
А как обстоят дела с сёрфингом в Сочи?
Карина: В нашем блоге можно прочитать интервью с основателем школы сёрфинга в Сочи. Рома Полак рассказывает о структуре волн на Чёрном море, влиянии ветра и прочих тонкостях.

Рудик: В последнее время Федерация сёрфинга популяризирует его по всей России и, в частности, у нас. На самом известном споте уже трижды прошли этапы чемпионата России по сёрфингу, количество катающихся растёт быстрее, чем открываются кофейни Surf Coffee. Здесь другие условия, но покататься можно.
Есть ли у вас офис или студия? Какая там атмосфера?
Карина: Мы расслабленные и свободолюбивые, сейчас наша жизнь пропитана духом путешествий. В Москве мы «осели» в квартире с винтажной мебелью. А в Сочи — это двухэтажный лофт с террасой и видом на море и горы, на Бали — летняя кухня среди банановых зарослей. Может быть, однажды мы найдём любимый уголок на этой планете, где сможем задержаться и создать творческую мастерскую. А пока мы космополиты и немножко джипси.
А что даёт такой кочевой образ жизни?
Карина: Каждое новое место расширяет сознание и круг общения. Но это работает гораздо эффективнее, если приезжать куда-то на месяц и более.

Рудик: Да, за одну-две недели невозможно погрузиться в культуру и ментальность места. А нам важно найти баланс между приключением и созерцанием. Несколько лет назад мне было некомфортно в незнакомой стране, а сейчас я, кажется, стал понимать значение слов «гражданин мира». Путешествия помогают раздвинуть рамки и увидеть бесконечное количество нового, в том числе и новых возможностей.

«
Однажды мы найдём любимый уголок на этой планете, где сможем задержаться и создать творческую мастерскую. А пока мы космополиты и немножко джипси

»
Как давно вы в таком режиме?
Карина: Последние года два-три. До сих пор не укладывается в сознании, как таким домашним людям, как мы, удаётся так много и часто передвигаться всеми видами транспорта и по несколько месяцев жить в разных местах.
А как определяются «места силы»?
Рудик: Уже третий год мы проводим зимнее время в Азии, а этой осенью планируем длительное путешествие в Европу. Я хочу выработать комфортный годовой режим проживания в разных местах, и в этом году всё начало вставать на свои места.

Карина: Москва даёт нам ресурсы для работы и развития. Сочи — это дом, где мы пополняем запасы энергии, медитируем в процессе бытовой рутины. Бали — это место с особенной энергетикой и сёрфингом. В этом году нам удалось пожить месяц в Грузии и просто поездить по Крыму, вдохновиться видами и магией полуострова.
Куда дальше?
Карина: Мы давненько не были в Европе, и как раз появилась пара причин посетить пару мест: во-первых, близкие друзья в Испании, во-вторых, перспективность рынка для наших плащей. Держим курс на сотрудничество с шоурумами и участие в выставках.

«
Путешествия помогают раздвинуть рамки и увидеть бесконечное количество нового, в том числе и новых возможностей

»
В прошлом году с «Ламбадой» после маркета на Новой Голландии вы впервые оказались в Петербурге, а потом там остались пожить. Как вам Северная столица?
Рудик: Даже не знаю, как так вышло, что в свои 30 я ни разу не был в Питере. И если бы не маркет, то неизвестно, когда бы ещё там оказался. Разумеется, после нескольких июньских дней мы захотели остаться там навсегда. Но бывалые порекомендовали свериться со своим ощущением города осенью и зимой. Но вместо этого мы посетили Питер аж пять раз за лето. Это невероятный город, но даже знать не хочу, как там зимой.

Карина: В Питере живут наши близкие друзья, и мы с теплом вспоминаем время, проведённое там.
А что обязательно берёте с собой в поездки?
Рудик: В последнюю двухмесячную поездку мы ездили с одними рюкзаками. Больше половины моих вещей — электроника: камера, жёсткие диски, лэптоп и бесконечное количество проводов. Из одежды беру два-три лука, купальные шорты и лайкру. И, разумеется, плащ, без которого теперь вообще не знаю, как жить, и миниатюрную косметичку.

Карина: Хоть мы стараемся ездить налегке, список всё равно выглядит внушительно. Во-первых, продуманный и максимально эргономичный гардероб. Без плаща невозможно уехать ни в Азию, ни в Европу. В поясной сумке обязательно должны быть увлажняющие средства в дорогу, например, гель вокруг глаз, гель алое, термальная вода, крем для рук и маска для сна. У Рудика всегда с собой компьютер, а я сменила лэптоп на iPad Pro. Планшет закрывает мои дела с иллюстрацией и редакторской работой, документами, удобно читать книги. Советую всегда брать с собой купальник, чтобы не остаться без спа в отеле в морозный день или без инфинити-бассейна на крыше высотки, да и просто чтобы не упустить шанс позагорать. Кажется, мы настолько прокачались по этой теме, что всю жизнь можно уместить в один рюкзак на двоих.
В последнее время заметна тенденция на нишевые проекты, которые специализируются на каком-то одном продукте, как и Surfer Raincoats. С чем это связано?
Карина: Рынку уже не интересны бренды с огромным ассортиментом. Инстаграм забит аккаунтами очередных дизайнеров одежды. Поэтому концентрация внимания на одном продукте во всех смыслах экологичнее. Когда мы только начинали, вопрос о какой-то нише не стоял.

Рудик: С одной стороны, ты можешь быть действительно хорош только в чём-то одном. С другой стороны, мы с самого начала добились отличного качества в совершенно неподходящей для этого реальности, а теперь начинаем задумываться о заработке и развитии.
Surfer Raincoats — это больше про модный бренд или коммьюнити?
Рудик: Surfer Raincoats – это про ощущение свободы, отсутствие границ и любовь. Поэтому получается ,что это на 90 % история про комьюнити, в котором нет случайных людей. На маркетах часто подходят наши первые покупатели, и на протяжении нескольких лет нас объединяет плащ. И чем дальше, тем меньше моды.

Карина: Для меня мода — это искусство, сочетание сложных форм и тканей. У нас скорее продукт индустриального дизайна, этакий smart design. Дождевик — вещь сугубо утилитарная, а то, что в нашем случае она ещё и эстетически крутая, — скорее бонус. С этой точки зрения, мы — бренд.

«
На маркетах часто подходят наши первые покупатели, и на протяжении нескольких лет нас объединяет плащ

»
Есть идеи выпустить что-то ещё?
Рудик: В этом году у нас будет несколько моделей плащей, ветровка и немного мерча — футболки и кулоны.

Карина: Мерч рассчитан на тех, кто уже знаком с нашим брендом. Разработка была на мне, совсем скоро всё поступит в продажу.
На вашем сайте подробно расписана «начинка» дождевика. Зачем нужна такая открытость?
Рудик: Хочу, чтобы потенциальный покупатель принял взвешенное решение о покупке. Мы не продаём классные дождевики, мы продаём плащ с определёнными параметрами и определённой историей, а человек уже сам решает, классный он или нет. Также и на маркетах. Мы не настаиваем на покупке, а просто рассказываем о плаще и говорим, что перед покупкой нужно подумать.
Есть ли у вас пример бренда или предпринимателя, который вас вдохновляет? Если да, то чем?
Карина: С точки зрения бизнеса — 12Storeez! Горжусь, что команда из родного Екатеринбурга работает на таком высоком уровне и не останавливается на достигнутом.

Рудик: А для меня это Илон Маск. И каким-то странным образом на моей руке появилась маленькая татуировка большой ракеты Falcon Heavy. Это история о невероятных мечтах и пути к ним. Это вдохновляет.
Коллаборации — тоже популярная тема? С какими брендами или персонажами хотелось бы посотрудничать и почему?
Рудик: В прошлом году мы делали несколько плащей для ребят из Yota. Это был интересный опыт, но пришлось придумывать, как сделать хороший продукт за небольшие деньги. Хочется поработать с a.d.e.d. Moscow, Surf Coffee и c «Ламбадой». А вообще, мы открыты к предложениям, если они не звучат как «просто дайте нам 50 ваших плащей».

Карина: Мы обязательно создадим каллиграфичный принт вместе с художником Яро Забзибадзе.

«
Я подумать не мог, что мамочки с колясками будут без ума от наших плащей

»
На какую аудиторию вы ориентируетесь, и совпадает ли портрет идеального клиента с конечным покупателем?
Рудик: У нас нет маркетолога и портрета целевой аудитории, но за два года работы поняли, что она очень разная. Конечно, большая часть — такие же отшибленные странники, как и мы сами. Но я подумать не мог, что мамочки с колясками будут без ума от наших плащей.

Карина: Нас выбирают путешественники, яхтсмены, сёрферы и жители мегаполисов — от Москвы до Нью-Йорка. Они знают, что такое «качественная функциональная вещь». А ещё к нам идут за смелыми экспериментами, ведь сочетание минимализма и силуэта oversize до сих пор непривычно для большинства.
Каких покупателей больше — онлайн или офлайн? Как они узнают о бренде?
Карина: Определённо онлайн-продаж в разы больше. Мы очень избирательны на офлайн-площадках, пока присматриваемся и развиваем свой интернет-магазин.

Рудик: Несколько раз делали рекламу в Instagram — пожалуй, это все наши инструменты продвижения. 90 % покупателей приходят по рекомендации друзей либо увидев плащ на ком-то.
Расскажите подробнее о производстве. Есть ли сезонность? Как часто появляются новые цвета?
Рудик: У нас небольшое производство в Подмосковье. О Китае не задумываемся, хотя в России действительно сложно производить: попросту отсутствуют материалы. Тем не менее качество продукта намного лучше, чем в масс-маркете. Сезонность особо не ощущаем: плащи покупают и поздней осенью, и зимой — в путешествия, в подарок друзьям. А в Сочи наш дождевик актуален в любое время года.

Карина: Цветовая палитра обновляется постоянно. Мы выбираем оттенки на свой вкус: сейчас это чёрный, хаки, тёмный океан. По просьбам покупателей мы добавили жёлтый в оттенке Amsterdam yellow. Это был лимитированный релиз, его разобрали мгновенно ещё по броням. Сейчас модель снова в продаже.
Что для вас осознанное потребление и этичная мода?
Карина: Этичная мода — это в первую очередь осознанное потребление. Стараюсь не покупать лишнего и чистить гардероб. К сожалению, окончательно уйти от масс-маркета и быстрой моды не удаётся. Но я, скорее, куплю что-то базовое, например толстовку Uniqlo или кроссовки adidas. Старую одежду передаю кому-то, совсем неликвид сдаю на переработку в H&M. Во-вторых, это выбор качественных вещей, и под данную категорию продукт Surfer Raincoats попадает на все 100 %. На производстве у нас все счастливы и довольны, в отличие от многих крупных фабрик с дешёвым трудом и неподходящими условиями безопасности на рабочих местах.

Рудик: Я провёл ревизию гардероба и оставил 5 %. Теперь каждый раз задумываюсь, насколько мне действительно нужна та или иная вещь. Новую футболку, к примеру, покупаю лишь взамен старой.
А что даёт участие в «Ламбада-маркете»?
Карина: Мы так заряжены после выходных на «Ламбаде»! Коммуникации, люди, отзывы. Все настолько крутые, открытые. И продажи радуют. «Ламбада» — хороший способ заявить о своём проекте.

Рудик: Да, это и новые знакомства, и общение с аудиторией, и отличное времяпрепровождение, и много интересной еды и изделий. Конечно, ещё и продажи, но в первую очередь это праздник.
И напоследок — пару слов о планах!
Карина: Самые ближайшие — расширить ассортимент и географию.

Рудик: Ох. Чего мы только не придумываем, но в этом году мы запустим несколько новых изделий: лёгкий тренч для города и путешествий, лёгкую ветровку, красивый и дорогой тренч для московской осени. Сейчас большая работа идёт над тем, чтобы автоматизировать производственный процесс и ввести новые материалы. Футболки и кулоны уже на подходе. Их мы будем выпускать небольшими тиражами. А глобально мы хотим создать большое комьюнити открытых и свободных людей, любящих путешествия и сёрфинг в любых его проявлениях!